Автор, экран, зритель


Автор, экран, зритель - стр. 113


Лучи его серебри­ли густую седину на непокрытой голове Григория, скользили по блед­ному и страшному в своей неподвиж­ности лицу. Словно пробудившись от тяжкого сна, он поднял голову и увидел над собой черное небо и осле­пительно сияющий черный диск солнца».

Рухнуло все, что казалось незыб­лемым, изменился мир, в котором, потеряв все самое дорогое, остается герой, — вот что говорит читателю эта неожиданная картина.

Если литература может позволить себе такое образное решение, то по­чему этого не может позволить себе кинематограф?

Третий вариант пейзажного пла­на — это пейзаж-символ. Такой кадр включается в контекст фильма не по принципу единства действия, вре­мени и места. Это изобразительный троп, абсолютно самостоятельный по форме, который призван выра­зить определенное понятие, дать об­раз, раскрывающий сущность како­го-либо явления, показать сложный жизненный факт в одном натурном плане.

В фильме «Чистое небо» режиссе­ра Г. Чухрая и кинооператора С. По­луянова снята длинная панорама вдоль горизонта, которая начинает­ся мрачным пейзажем с нависшим гнетущим небом. По мере движения камеры над горизонтом возникает

просвет, он все ширится и ширится, небо становится выше, чище, и пей­заж превращается в светлый, про­зрачный и радостный. Этот план — символ того обновления в нашем об­ществе, которое пришло после XX съезда КПСС и круто изменило судь­бу героя.

Переносное значение кинопейза­жа родилось под явным влиянием литературного тропа. Этот прием был известен поэтам и писателям с древних времен. Живописец всегда мог изобразить фактическую сторо­ну события, мог сделать свое творе­ние эмоциональным и довести его до высокой степени обобщения, но при­дать ему тот уровень образности, к которому приходила литература, художник-живописец был не в со­стоянии.

Безвестный Автор «Слова о полку Иго реве» так писал о поражениях русских дружин:

«...Тут кровавого вина недостало; тут пир покончали храбрые




- Начало -  - Назад -  - Вперед -